Хьюстон-Хью
Все вовремя, все правильно (с)
I am so sick and tired (c)

Как страх чистого листа. Столько всего крутилось, а поговорить и не о чем, вроде. Вдруг так. Пустота внутри и вовне.


Так страшно, когда стоит вернуться домой и увидеть полуразрушенное здание вместо цветущих садов. И ты хватаешься за что-то, а это становится пылью. Нет, все не так плохо, не так критично. Вот только все вдруг становится абсолютно другим. Я отпустила, пожалуй, самого дорогого для себя человека. Ту, которая учила меня всему, которая делала со мной все мои домашние задания. Которая собирала вместе всю нашу большую семью, состоящую из родни и друзей. Женщину с поразительной жаждой жизни, рвением и неутомимостью. Очень грустно. Очень хочется спросить что-то, но понимаешь, что даже телефонный номер уже не поможет. Помним, поддерживаем друг друга. На меня оборачиваются и говорят очевидную вещь - если не ты, то никто не будет: собирать всех вместе, гонять на дачу и что-то сажать, улыбаться и склеивать, продолжать. Значит, я буду. И не из-за пресловутого надо, нет. Это круто, когда вас много, когда вам есть что вспомнить, есть чем поделиться.

Выбрались на Апокалипсис. Вроде, тру фан. А с другой стороны - нет, не вышло. Свято люблю ДМБ. Пересматриваю и каждый раз переосмысливаю Чарльза. Каждый чертов раз. Все его действия/поступки/выражения лица. И с каждым новым пересмотром мне этот пиздострадалец нравится все больше и больше. У него есть разбитое сердце и принципы, но он вполне может через них переступить. До сих пор не понимаю, почему он отпустил своих ребят во Вьетнам, хотя мог призывающему органу запудрить мозги. Да, детьми он глушил потерю Мистик и Эрика (кстати, тут он сам виноват - отогнал и отпустил, не согласившись на путь насилия и вообще...вся эта история с пулей). Но это же не повод отправлять их на войну. Или так нужно было чем-то себя добить?
Ему хватает смелости все вернуть при этом, начать заново, дать шанс самому себе. Но все равно пролюбливать какие-то вещи, находящиеся у него прямо под носом.
Пересматриваю их отношения с Эриком. Как же они похожи. Тоже упертые в свои принципы. А шахматы - это мой фетиш теперь, если я вдруг возьмусь когда-нибудь писать годный фанфик для себя. В них всегда будут металлические вставки, чтобы Эрик не прикасался к ним руками. А Чарльз и дальше будет самое важное скрывать за шахматной партией, сканируя иногда мысли соперника на предмет его стратегии. Ну, все же понимают, что Эрик - мозг (со своими огромными косяками, которые могут разрушить вселенную за 5 минут) в шахматах. А Чарли читер. Хотя тоже мозг.
В общем, я очень люблю профессора и Мак Эвоя в частности (влюбилась в мальчика косплеера прямо). Только сыграть этот образ никак не могу. У меня слишком много соплей и слишком мало "высокопарной истерики". Хз, короче. Я бы хотела еще.

Моя маленькая традиция - ходить на лицейскую ярмарку, а вечером на концерт. Это очень много света разом в твою жизнь. Мы - мифы лицея. Теперь уже да. Про нас можно рассказывать истории, ставить нас в пример, забывать. Но так приятно войти в родные стены, зайти к любимым учителям, перекинуться парой слов. Посмотреть на них и понять, что они и дальше готовы творить. Ощутить покой кабинета физики, посидеть на улице в простецком кафе, послушать Таню и Ко, играющих на крыльце, обняться, погадать, чтобы историк налил тебе сок, много улыбаться. Это такие важные моменты в жизни. Большой такой стал, а все такой же ребенок. Любишь все нарядное, душевное. И другое. Тебя вставляет от чего-то строго своего, от чего не уносит других. И весна прорастает внутри, становясь летом. Несмотря ни на что - гореть и лететь.

Бро, как мне научиться вдруг отпускать, заматывать стопы эластикой и танцевать на носках, сливаясь со своими движениями, когда они плавно ведут тебя по этой музыке? Как мне заканчивать начатое, если иногда уходят образы? Слушаю Олю, которая говорит на сцене. И у меня тоже образы. Каждая эмоция в голове распускается несколькими картинками, сценами. Ее не назвать одним словом, ее надо показать со всех сторон, выразить. Меня не надо заставлять молчать об этом. Меня надо попробовать понять или отвалить к черту и не лезть с низменными высказываниями о тех же служебных романах, например. О чем мне говорить с человеком, если все мои построенные образы сводятся к одному ничего не значащему слову, а темы поиска себя и пути, выбора философий закрыты? О чем мне говорить с нечитающим и неинтересующимся человеком? Зачем мне говорить с мертвым, пусть даже он искристо-прекрасный и детский. Я лучше посмотрю со стороны, не вникая в ненужные подробности.
Оля много чего говорит со сцены. И целым ты можешь быть не с любимым, а с другом. Просить его не уходить в трудную минуту, подождать еще. Ты - это самое главное. Ты не будешь жить быстрее времени и быстрее жизни. Черт, а еще ничего про "отпустить". Все двояко. Врозь, но рядом и без тебя никак. И Оля еще поет про тянущие вниз отношения, которые могут вдруг стать легкими в какой-то момент. А мне бы перестать стоять на месте и "не думать о тебе", потому что уже хватит, честно говоря. Передумывать, глупо надеяться снова увидеть того мальчика, который помогал друзьям, жег и знал всех нелегальных покеристов общаги. Только как тут взять и разом отпустить, не порвав свои собственные нитки вдруг - я пока не поняла до конца. Оля танцует, поднимая весь зал, Оля открывает свою душу, выворачивая себя наизнанку перед всем залом. Она музыкант, она поэт, она так чувствует, она так может - до улыбок, до сорванного голоса, до экстаза с самим собой. До той степени, что ты почти взлетаешь, снова простраиваешь в голове воздушные образы вон тех ребят, которые могут смело, спонтанно. Внутри ты натягиваешь носочки, прыгаешь в кольцо и танцуешь контемп. У тебя ни к чему не обязывающие розовые волосы. А еще ты в очередной раз пытаешься понять, что прибавит твоему телу еще больше легкости от внутренних камней, которые только копятся. До такой степени что огорчаешься, почему так и не обновила плеер, не закинула на него новый альбом, чтобы слушать на репите. Каждая песня отдается в тебе знакомым и понятным. Только будь собой, только верь, что после паршивого дня обязательно будет следующий, хороший. Это любовь, это полет.
Пройтись босиком по стеклу, не чувствуя боли. На ногах твоих вдруг ни одной царапины, осколки целы. Стерильная жизнь на грани риска. Всему свое время, мой друг. Закрыть очки солнечными очками и смотреть всем в глаза. Снимать только для подмигивания еще одному ребенку в метро. Чтобы он тебе искренне улыбнулся с ответ. Или смутился и пошел бы теребить маму за локоть, он же еще недавно в этом мире, не знает всех правил.
Don't try to track me down. I'll beat you.

@темы: постканон, киношники-камера, все_плохо, буднично